ФЭНДОМ


Шлиманчеловек, профессор археологии, руководитель экспедиции, крупный специалист по сфрагистике темных веков. Жил намного позже основных героев саги. Упоминается в романе "Башня Ласточки".

Упоминание в саге Править

Собранная профессором Шлиманом экспедиция группы археологов из университета в Кастелль Граупиане, проводящая раскопки в Боклере, обнажила женский и мужской скелеты, оружие, небольшое количества мелких артефактов и тубу, изготовленную из затвердевшей кожи - ту самую тубу, которую потерял Лютик в романе "Башня Ласточки". На коже был оттиснут герб с выцветшими красками, изображающий львов и ромбы. Профессор Шлиман идентифицировал этот герб как знак древнего королевства Ривии. Из-за слухов о «сокровище», которые по команде профессора Шлимана расползлись, артефакт был похищен наслышанными о золоте и драгоценностях землекопами экспедиции Стибром, Спьерлом и Камилом Ронштеттером. Не обнаружив в тубе искомого, они уничтожили тубу и её содержимое, приняв неизвестные письмена за чёрное волшебство.

Данные из книг Сапковского Править

– Лютик! Привяжи ты как следует свою тубу. Жаль будет, если полвека поэзии оторвутся и потеряются в папоротниках.
 – Не боись! Не потеряются! И отобрать не дам. Каждому, кому придет в голову дурная мысль отобрать тубу, придется переступить через мой труп. Позволь узнать, Геральт, чем вызван твой жемчужно-утробный смех? Позволь угадать… Врожденным кретинизмом? Э?

***

Случилось так, что группа археологов из университета в Кастелль Граупиане, проводящая раскопки в Боклере, обнажила под слоем древесного угля, указывающего на некогда бушевавший здесь гигантский пожар, еще более древний слой, титрованный XIII веком. В том же слое откопали каверну, образованную остатками стен и уплотненную глиной и известью, а в ней, к великому изумлению ученых, – два прекрасно сохранившихся скелета: женщины и мужчины. Рядом со скелетами – кроме оружия и небольшого количества мелких артефактов – лежала длинная тридцатидюймовая туба, изготовленная из затвердевшей кожи. На коже был оттиснут герб с выцветшими красками, изображающий львов и ромбы. Руководивший экспедицией профессор Шлиман, крупный специалист по сфрагистике темных веков, идентифицировал этот герб как знак Ривии, древнего королевства с неустановленной локализацией.
Возбуждение археологов дошло до предела, поскольку в таких тубах в темные века хранились рукописи, а вес находки позволял предполагать, что внутри находится много бумаги либо пергамента. Отличное состояние тубы оставляло надежду на то, что документы удастся прочитать и они бросят свет на погруженное во мрак столетий прошлое. Ожидалось, что заговорят века. Это была невероятная удача! Победа науки, которую нельзя было упустить. Предусмотрительно вызвали из Кастелль Граупиана лингвистов и знатоков мертвых языков, а также специалистов, умеющих вскрывать тубы, не рискуя поводить ценное содержимое.
Тем временем по команде профессора Шлимана расползлись слухи о «сокровище». Надо ж было случиться такому, что слова эти дошли до трех нанятых для раскопок субъектов, известных под именами Стибр, Спьерл и Камил Ронштеттер. Уверенные, что туба буквально набита золотом и драгоценностями, трое вышеназванных землекопов сперли ночью бесценный артефакт и сбежали с ним в лес. Там разожгли небольшой костерок и уселись вокруг. 
– Ну, чего ждешь, – бросил Стибру Спьерл. – Отпирай трубу!
 – Не поддается, сучья мать, – ответил Спьерлу Стибр. – Держит, будто зубами!
 – Так ты бутсой ее, протраханную, бутсой! – посоветовал Камил.
 Поддаваясь каблуку Стибра, застежки бесценной находки уступили, и на землю вывалилось содержимое.
 – И-эх, хрен затраханный в дупель! – крикнул изумленный Спьерл. – Чего-то это такое?
Вопрос умом не отличался, поскольку с первого взгляда было видно, что это листы бумаги. Поэтому Стибр вместо отчета взял один листок и поднес к носу. Долго вглядывался в незнакомые знаки.
 – Записанный, – наконец отметил авторитетно. – Буквы здеся!
 – Буквы?! – рявкнул Камил Ронштеттер, бледнея от Дроста. – Буквы выписаны? Ну, бля…
 – Коль выписаны, значит – волшебство! – пробормотал Спьерл, от ужаса звеня зубами. – Литеры – значит, заклятие! Не трогай, затраханная евонная мать! Этим заразиться можно!
Стибру не надо было повторять дважды, он кинул лист в огонь и нервно вытер дрожащие руки о штанину. Камил Ронштеттер ударом ноги загнал в костер остальные бумаги – мало ли что: а вдруг какие-нить детишки натолкнутся на эту дрянь. Потом вся троица быстро удалилась от опасного места. Бесценный памятник письменности темных веков горел ярким, высоким пламенем. Несколько минут тихим шепотом переговаривались чернеющие в огне века. А потом пламя погасло и тьма египетская покрыла землю и темные века.

Башня Ласточки

Дополнительно Править

Иога́нн Лю́двиг Ге́нрих Ю́лий Шли́ман — немецкий предприниматель и археолог-самоучка, один из основателей полевой археологии. Прославился пионерными находками в Малой Азии, на месте античной Трои, а также на Пелопоннесе — в Микенах, Тиринфе и беотийском Орхомене, первооткрыватель микенской культуры.

Материалы сообщества доступны в соответствии с условиями лицензии CC-BY-SA , если не указано иное.