Ведьмак Вики
Advertisement
Ведьмак Вики

Путешествие Аретузы, или Мемуары чародейки — шестое путешествие в игре Гвинт: Ведьмак. Карточная игра.

Описание[]

Путешествие было анонсировано и стартовало 3 августа 2021 года, его главы выпускались еженедельно в виде бесплатных обновлений для всех платформ. В своих мемуарах Алисса Хенсон повествует о годах, проведённых в Аретузе — престижной академии чародеек на острове Танедд. Путешествие приурочено к выходу дополнения «Танеддский бунт» из комплекта карт «Цена могущества». После путешествий Йеннифер и Трисс произошло возвращение от гравюр к текстовой составляющей истории.

Как и в предыдущих дополнениях, вместе с путешествием было представлено более 100 игровых уровней и наград, таких как облики лидеров, аватары, поля аватаров, украшения и многое другое.

Игра «Гвинт: Ведьмак Карточная Игра»[]

Глава 1[]

Меня зовут Алисса Хенсон. Я чародейка.

Элементарная вежливость диктует необходимость представиться, хотя вряд ли эти строки прочтёт кто-то, кроме меня. Но ежели вдруг читатель всё же найдётся, хорошо бы ему узнать, чего ради я это пишу.

Началось всё со слов моей тётушки, Авроры Хенсон:

«Настанет день, когда тебе захочется вспомнить былое, воссоздать в памяти пройденный путь. Живём мы долго, а стало быть, и воспоминаниям предаёмся нередко. Так прими мой совет: записывай всё, что происходит, почаще и поподробнее».

И ведь права оказалась тётушка. А может, потому меня и тянет ворошить память, что она в мудрости своей это предвидела? Разве вспоминала бы я сейчас юные годы, если бы не записывала столько лет каждую мелочь? Разве стала бы тратить на это время? Так или иначе, ведение дневника успокаивает нервы и душу, и вот уже много лет я благодарю тётушку за дельный совет.

Тот день, когда она мне это сказала, я хорошо помню и безо всяких записей. Мы с ней тогда сидели в повозке, которая еле тащилась по ухабистому мосту к острову Танедд. Там, в Аретузе, мне предстояла, идя по тётушкиным стопам, выучиться на настоящую чародейку. Трудно описать словами переполнявшие меня тогда чувства. Ведь с раннего детства мне внушали, что такое мой путь, и вот долгожданный этап жизни настал. В Аретузу и в Бан Ард способен попасть далеко не каждый, а мне это было суждено с рождения. Так говорили тётушка и её подруга Агнесс — она тоже всегда была мне близким человеком. В детстве я только и мечтала скорей отправиться в Аретузу и стать волшебницей. Я жила ожиданием, и оно казалось мне бесконечной пыткой. Увы, на все мои упрашивания тётушка Аврора повторяла, что маленького ребёнка в ученицы не примут и никакие уговоры тут не помогут. Что ж, не поспоришь.

В детстве я часто представляла себя в образе сказочной чародейки — чтоб и шляпа остроконечная, и палы мантии чтоб развевались, и обязательно стоять в красивой позе и жезлом махать! Хоть и прекрасно знала, что на самом деле чародеи вовсе не такие. Я уже тогда часто бывала в их обществе, ведь Аврора всегда брала меня с собой, отправляясь с визитами к коллегам и знакомым за пределами Горс Велена. Не начав ещё ходить и говорить, я повстречала всех основателей Капитула Чародеев — а это, как мне без устали напоминали, была мало кому доступная честь.

К слову, в одну из таких поездок я впервые проявила свой магический потенциал. Сама я этого, увы, не помню, но знаю по рассказам: говорят, тогда я без малейшего умысла запустила в Герберта Стаммельфорда конским навозом. Так и вижу, как величайший чародей суматошно мечется, пытается отряхнуться и пронзительно визжит: «Безобразие! Безобразие!» Какое, наверное, было зрелище! Стаммельфорд, правда, заявил потом, что я швырнула в него пригоршню навоза безо всякой магии — якобы не может маленький ребенок, да к тому же девочка, обладать столь мощной способностью к телекинезу. А когда мы с ним виделись в последний раз, он заявил, что ничего подобного не помнит, а значит, ничего и не было. Видимо, ему до сих пор неприятно это вспоминать.

Так вот, когда мы впервые отправились в Аретузу, мне было одиннадцать. Этим я козыряю до сих пор, ведь обычно в воспитанницы принимают девочек постарше. (К слову, чем тащиться в той многострадальной повозке, мы с тем же успехом могли бы пройти через портал. Вероятно, тётушка хотела преподать мне очередной урок усидчивости, водилась за ней такая привычка.) Издалека я видела школу много раз, но прежде никогда там не была. На все мои уговоры тётушка Аврора отвечала спокойно и непреклонно: «Ты ещё не готова, дитя». Вот и оставалось мне сидеть у неё дома в Горс Велене, пока она вела занятия, да с тоской смотреть на школу, что стояла на том берегу. Известное дело, любопытство моё оттого только распалялось.

Вот читаю я строки, написанные моей же рукой много лет назад, и сразу тянет вспоминать прошлое. Когда повозка наконец остановилась у замка Аретузы, я решила последовать тётушкиному совету, достала клочок пергамента и написала:

«Приехали! Наконец-то! Сегодня лучший день в моей жизни!»

Помню, как соскочила с повозки на землю и застыла, разинув рот и уставившись на школьный дворец. В тот миг я думала только об одном: нет на свете ничего важнее, чем окончить Аретузу и стать чародейкой.

Что тут сказать, времена меняются.

Глава 2[]

Ежели читателю ещё не посчастливилось увидеть Аретузу и остров, на котором она стоит, то горячо советую всем непременно там побывать. Там всё прекрасно — как снаружи, так и изнутри. Увы, без важного поручения или влиятельных знакомых в саму школу не попасть. Гостям и даже клиентам дозволено бывать только в замке Локсия у подножия горы. Но даже из Горс Велена в ясный день взору открывается вид на остров Танедд во всём великолепии. Дворец Гарштанг словно высечен из скалы, на которой воздвигнут, и золотые купола его блестят на солнце. Остров венчает Тор Лара, или Башня Чайки — такая высокая, что её вершина обычно скрывается за облаками. И венец картины — сама Аретуза. Что и говорить, вид невероятный.

Он и теперь не утратил для меня своей прелести, тогда же я едва не ополоумела от восторга.

Первый мой день в Аретузе прошёл прекрасно и удостоился соответствую щей записи в дневнике. Ещё бы — столько лет ждала и дождалась наконец! Помню, как не могла спрятать ликующую улыбку, как радостно приплясывала и всех обо всём расспрашивала. Меньше всего мне хотелось произвести впечатление восторженного ребёнка, но держать в узде любопытство не было сил. Впрочем, другие девочки едва ли обратили на это внимание: их в тот день больше волновали свои собственные манеры.

Как водится, школа быстро остудила мой чрезмерный пыл. Основы магии были мне знакомы с малых лет, и на первых занятиях, пока остальные их мучительно штудировали, мне оставалось только скучать. Впрочем, к этому я относилась с пониманием. Тётушка велела не давать мне никаких поблажек — не то все подумают, что к племяннице учителя особое отношение. Тётушка этого категорически не хотела, да и я тоже.

Хотя вступительные занятия показались нудными, обсуждения и практика магии с другими адептками приносили мне немалое удовольствие. Здорово было смотреть, как девушки знакомятся с основами Силы, которую будут осваивать всю жизнь — если, конечно, пройдут испытания.

Сперва адепток было семеро, но одна из нас провалила вступительные экзамены. Увы, это обычное дело: единожды проявить магический потенциал мало, нужны ещё соответствующие способности. Я так до сих пор и не понимаю, каким образом те испытания проверяли наши знания и умения, ведь ничего общего с магией у них не было. Мы разглядывали всякие узоры, чертили фигуры и отвечали на малопонятные вопросы. С моего первого года в академии вступительные экзамены не раз сменялись, обычно с приходом нового ректора, и новые испытания уже казались мне куда обоснованнее. Но свои экзамены я сдала успешно, а остальное было неважно. Подумать только, что сказала бы тётушка, если бы её ненаглядная племянница, её талантливейшая девочка завалила вступительные! Она бы не пережила позора!

Итак, адепток было всего несколько, и поначалу мы посещали совместные занятия с ученицами постарше. Там я познакомилась и подружилась с Каленой — на тот момент четверокурсницей, удивительно доброй и отзывчивой девушкой. Мы как-то сразу с ней поладили. Пусть умом она не блистала, зато с ней всегда было хорошо и весело. О такой замечательной подруге я не смела и мечтать. Спасибо судьбе за то, что познакомила нас.

Среди учёных распространено мнение, что вселенная стремится к равновесию. Немудрено, что в тот день я обрела не только подругу, но и врага. Её звали Янна, она уже окончила Аретузу и иногда вела занятия у первогодок. Ох, как же я ненавидела её вместе с её уроками — словами не описать! Я тогда не понимала, почему, но бранила она меня при каждой возможности, причём на глазах у других воспитанниц. Стоило мне допустить малейшую ошибку — да что там, даже просто выразить несогласие — как Янна поднимала меня на смех за мнимую бездарность, а то и отправляла в наказание туалеты мыть.

Янну я не выносила, но её занятия всё же приходилось терпеть. Преподавательниц, или же наставниц, в Аретузе было всего четыре, и каждая обучала нас обращению с одним элементом — водой, воздухом, землёй или огнём. Тогда считалось, да и сейчас тоже, что овладеть в совершенстве можно лишь с одним элементом, да и это не всем под силу. На свете жил лишь один чародей, освоивший все четыре стихии. Звали его Йан,Беккер.

В юности я только и мечтала повторить его подвиг.

Глава 3[]

Первые несколько месяцев занятия у нас вела в основном Аврора. Других учителей мы встречали редко, потому что их стихии считались для начинающих слишком сложными. Моя тётушка помогала ученицам освоить силы воды, считавшейся самым безопасным элементом. Именно с воды начинали обучение все чародейки.

Весь первый семестр мы осваивали гидромантию, управление сознанием и другие связанные с водой науки. Приходилось составлять толстенные конспекты о полезных свойствах воды и зубрить их наизусть — ведь пока не выучим всё необходимое, применять магию нам не позволяли. Хотя в моей памяти все эти утомительные теоретические занятия слились в одно, наш первый практикум я помню до сих пор.

Незадолго до него нам рассказывали о подземных водных жилах, что встречаются практически всюду. Эти жилы и их интерсекции — самые доступные для чародеев источники Силы, откуда могут черпать даже начинающие. На первом практикуме нам велели отыскать и принести из катакомб под Аретузой по магическому кристаллу, которые разместили над сильнейшим источником. Нашей задачей было обнаружить самые мощные жилы и проследовать по ним к тайной пещере. Ничего особенно сложного...

...как мне поначалу показалось.

К счастью, идти во тьму катакомб с пустыми руками нам не пришлось — каждой из нас предложили выбрать что-нибудь себе в помощь. Почти все девочки взяли с собой жезл водной стихии — на первый взгляд логичный выбор, но, если чуть задуматься, совершенно бессмысленный. Жезлы водной стихии, конечно, помогают почувствовать интерсекцию, но ничего не говорят о её мощности. Какой с них толк в лабиринте водных жил?

Я решила отличиться и взять с собой Негодника, жившего в Аретузе упитанного кота. Хозяев у него не было, и на протяжении всей своей кошачьей жизни — а прожил он, к слову, удивительно долго — Негодник считался символом нашей академии. Кошки чувствуют, где находятся источники Силы, и любят спать на интерсекциях. Негодник часто пропадал неведомо куда и не приходил по нескольку часов, а то и дней — а когда возвращался, его окружала еле ощутимая аура. Я решила, что он уходит в самое сердце катакомб под школой и что кристаллы наверняка спрятаны именно там, а значит, кот поможет мне их отыскать. (К слову, самые выдающиеся чародеи уже много столетий ломают голову над вопросом, зачем кошки поглощают магическую энергию.)

И мой замысел даже сработал...

...в какой-то степени.

Кот несколько часов подряд спокойно разгуливал по катакомбам, никуда толком не направляясь, а мне оставалось только плестись следом. Он мог ни с того ни с сего прилечь отдохнуть, присесть умыться, заиграться с каким-нибудь камушком. И это ещё ничего! Как я не предусмотрела, что в пещерах полно крыс? Стоило одной из них перед нами прошмыгнуть, как Негодник мигом пускался в погоню. За одной упитанной особью он носился не меньше получаса, а я сидела и корила себя за то, что не взяла жезл, как все мои товарки.

Казалось, прошло несколько суток, прежде чем Негодник привёл меня к потайной пещере... и там мои мечты о победе рассеялись. Передо мной лежало всего два кристалла — стало быть, я пришла предпоследней.

Катакомбы я покидала с кислой миной, но вскоре обнаружилось, что могло быть и хуже. Гораздо хуже.

Ведь последний кристалл так и остался лежать на месте.

Из катакомб не вернулась Зорийка, одна из самых старших моих однокурсниц и невероятно одарённая девушка. Нас заверили, что такое случается каждый год и что заплутавшие ученицы всегда рано или поздно находят выход. Вот только Зорийка не явилась и к закату.

В ту ночь Нина Фиораванти, наставница сил земли, повела в катакомбы поисковой отряд из адепток постарше — они изучали устройство этих подземных пещер на занятиях археологией и были хорошо с ними знакомы. Однако катакомбы ветвились гораздо сильнее и уходили вглубь гораздо дальше, чем представляли себе ученицы.

Двенадцать часов поисков наконец увенчались успехом. Девушку нашли, но на следующий же день она покинула Аретузу навсегда.

Калена видела, как основательница и ректор школы Клара Ларисса де Винтер выводила Зорийку из ворот и усаживала в повозку. По рассказу моей подруги, жизнерадостная прежде девушка была сама на себя не похожа: лицо бледное, глаза невидящие, как асе, а сама будто застыла в оцепенении. На участливый вопрос Калены она не отреагировала — а может, и вовсе его не услышала...

Я до сих пор вспоминаю тот случай и думаю, что же случилось с Зорийкой в катакомбах под Аретузой. Что она там повстречала? Все преподавательницы, включая мою тётушку, наотрез отказывались поднимать эту тему и жёстко пресекали любые расспросы. Одно я знаю точно: вскоре после отъезда Зорийки госпожа де Винтер велела наглухо запечатать все входы в пещеры, и на поиски кристаллов с тех пор никого больше не отправляли.

Глава 4[]

Всем в моём окружении известно, что теории я предпочитаю практику. То есть теоретические знания всегда давались мне хорошо, но ничто не сравнится с прикладными упражнениями. За годы, проведённые в Аретузе уважение к эмпирическим изысканиям мне привила Нина Фиораванти, мастер сил земли.

Земля — крайне сложный в освоении элемент, и теми немногими, кто владеет им в совершенстве, я искренне восхищаюсь. Всё дело в том, что энергия земли не образует поток подобно другим элементам. Она неподвижна, как сама земля, и с трудом поддаётся даже руке чародея. Черпать Силу из земли чрезвычайно сложно и потому нецелесообразно, особенно для тех, кому недостаёт опыта.

На первом курсе мы упражнялись только с водой и изредка с воздухом, но к концу года было решено, что мы готовы перейти к изучению земли. Я приготовилась ещё несколько месяцев зубрить теорию, но меня ждал приятный сюрприз: на первом же занятии Нина отвела нас на раскопки неподалёку от замка. Там мы провели почти месяц, и что самое любопытное — нам не было дозволено применять магию. Изо дня в день мы рыли траншеи, просеивали землю и составляли подробные списки, находок — а именно звериных косточек, мелких монеток, завалящих побрякушек...

Спустя несколько лет я узнала, почему мы так и не нашли ничего стоящего. Оказалось, раскопки были только для виду. То есть ради процесса. С тех пор как двери Аретузы впервые распахнулись для будущих чародеек, Нина каждый год водила первокурсниц на одно и то же место, зная, что ничего ценного они там не найдут. Об этом на четвёртом курсе мне сообщила она сама в личной беседе.

Оказалось, на тех раскопках Нина меня заметила. Я одна не стала расспрашивать, что да почему, а сразу принялась за работу. Все свои возмущения из-за испачканной, протёртой до дыр одежды я держала при себе — тем и отличилась. Потому несколькими годами позже она предложила мне выполнить за дополнительные баллы факультативное задание — но только если я пообещаю хранить его в тайне от остальных (признаюсь, Калене я всё рассказала почти сразу). Я не раздумывая согласилась — а как же, меня ведь оценили по заслугам. Ох и рада я была выслужиться перед старшими!

Оказалось, в обязанности Нины входило не только обучение нас магии земли. Она много лет пыталась решить загадку башни Тор Лара. На вершине башни находился нестабильный портал, которым запрещено было пользоваться: почти все, проходившие через него, погибали. Ученицам запрещали даже приближаться к башне. Как говорили, портал обладал мощным искажающим полем и любые заклинания даже самые простые вблизи башни могли привести к разрушительным последствиям. Нина понемногу окружала основание Тор Лара и близлежащий дворец Гарштанг удивительной аурой, блокирующей любую магическую энергию — ведь если заклинания не применять, портал их не исказит. Для того времени это было настоящее новшество в области магии.

От меня требовалось помогать с созданием ауры — в основном бегать по поручениям и приносить, что попросят. Словом, я там была в роли прислуги, но меня это ничуть не печалило. Хоть работа восторга и не вызывала, я чувствовала, что делаю важное дело, да ещё и секретное. Вдобавок мне безумно хотелось себя зарекомендовать, и упускать такую возможность я не собиралась.

Одним поздним вечером во дворце Гарштанг Нина, посмеиваясь, рассказала мне о том, как удачно придумала отправлять первокурсниц на липовые раскопки. Её в равной мере забавляло и расстраивало, как воспитанницы пытаются найти хоть что-нибудь пригодное, но всё без толку. На вопрос, зачем это нужно, она ответила словами, которые я вспоминаю по сей день.

«Сдвинуть гору может каждый, пригоршня за пригоршней. Нужны только время и терпение».

Эта истина была хорошо известна всем, кто стремится подчинить себе энергию земли, и Нина внушала её каждой ученице. На тех раскопках мы не могли обнаружить ни кладов, ни сокровищ. Так и было задумано, ведь любая ценная находка свела бы на нет весь воспитательный эффект. Нина хотела научить своих подопечных терпению, упорству, прилежанию — и смирению, ведь иногда самые большие усилия не окупаются.

«Чародейка может осваивать стихию сотню лет — и всё равно для истинного мастерства понадобится ещё сотня. Тем, кто гонится за быстрым результатом, величия не достичь никогда».

С тех пор прошло много лет, и, кажется, я знаю, что сказала бы ей сейчас.

«Быть может, дорогая Нина, есть в жизни кое-что поважнее величия...»

Надо думать, в ответ она только насмешливо фыркнула бы.

Глава 5[]

В РАБОТЕ!! Просьба не править и дать закончить

Дополнительно[]

Примечания[]


Сюжетный контент в игре Гвинт
Кампании
Махакамский фестиваль эляСаовина: праздник мертвыхОхота на зимний солтыций
Путешествия
Геральт и ЛютикЦириДорога к МариборуЙеннифэрТриссМемуары чародейки
Advertisement